Мироздание как совокупность инерциальных систем

РАССУЖДЕНИЕ О МИРОЗДАНИИ КАК О СОВОКУПНОСТИ ИНЕРЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ
Виктор Трофимов, к.т.н., Новосибирск         
                                 

     Когда мы судим о нашем мире, оцениваем взаимодействие частей нашего мира, производим расчеты, то всегда выбираем так называемую "точку отсчета".

     Усвоив представления об инерциальных системах, получаем понятие "неподвижной инерциальной системы" и начинаем осознавать условность выбора такой системы.

     Система неподвижна относительно чего? Знаем, что относительно другой системы, которая удаляется от этой каким-то образом. Каким образом? Если это равномерное движение, то обе части составляют единую инерциальную систему, но отличную от той, когда обе части не были пространственно разъединены. Если с ускорением, то значит, одна часть прежде единой системы отвалилась, ускоряется, отделяется от другой усилием. Таким образом, из единой системы получается две. И мы на одну из них установили табличку "неподвижная". Это - наш выбор. Это - взгляд "со стороны" и принятие решения о том, какую систему назначить "неподвижной". Это - выбор Наблюдателя.

     Разделение любой системы на две требует ускорения. Требует того, что мы называем "энергией". Но ускорение - это разделение как мы знаем по Пространству и Времени. И ускорение - переход от одной инерциальной системы  к другой, потому что, как только оторвавшаяся часть перестает ускоряться, а переходит к равномерному  движению, рождается новая инерциальная система с иными пространственно-временными характеристиками.

     Мы в качестве Наблюдателя проследили за процессом.

     С какого же места мы проследили?

     Если совсем "со стороны", то наше место наблюдения должно быть третьей точкой, или третьей "частью" всего происходящего. То есть, когда наблюдение ведется "со стороны", прежняя "неразвалившаяся" инерциальная система определяется нами "единой" и назначается нами "неподвижной". Но когда система разваливается на две части и ускорение разделяет обе части по Пространству и Времени, то дело опять за нашим выбором - какую часть назначить "неподвижной" и объединить себя «инерциальностью» с этой частью. Мы таким образом являемся не просто Наблюдателем, но и как-то участвуем в процессе через свой выбор.

     Если разъединение одной системы на части, ведущее за собой разделение по Времени и Пространству, требует усилия, т.е. ускорения, т.е. приложения силы, т.е. затрат того, что мы называем «энергией», то может ли обратное соединение частей привести к восстановлению системы с прежними пространственно-временными характеристиками? Нет. Или: нет, не совсем. Система как будто бы восстановлена, но характеристики будут все-таки отличаться от характеристик прежнего состояния. Развалившись и соединившись, система дважды испытала «неинерциальность». Не только произошла  затрата того, что мы называем «энергией», но и затрата Времени, которое, имея однонаправленность в нашем представлении, утратило что-то от себя, вначале - «расщепившись», потом – «соединившись» и оставив эти события в «прошлом». Прослеживается безусловная связь между пространственно-временным соединением-разделением и тем, что мы именуем «энергией». Хочется сказать что-то вроде такого: «Энергия – это материальная компонента, зависящая от взаимодействия Пространства и Времени».

     Еще раз подумаем. Разъединив и соединив части системы мы потратили «энергию». Она взята из системы и потрачена сначала на разделение системы, потом на восстановление. И новая система отличается от прежней единой системы утратой какого-то количества «энергии»; куда-то это улетучилось, обратно (именно в эту систему)  не вернулось (в скобках ремарка для того, что мы как будто бы  не забываем о законах термодинамики, хотя, следуя специфике наших рассуждений, не хотелось бы их привлекать). Короче, получается так, что вновь объединившаяся система – другая, отличающаяся от предыдущей, развалившейся. Возможно ли,  что это связано с нашими представлениями о том, что  Время не имеет обратного хода? Какая-то часть Времени ушла, утратилась, куда-то делась, осталась «позади». И из-за однонаправленности Времени система, вновь объединившись из двух, не стала точно такой же, как до разделения, а имеет некие качественные различия с первой. Здесь можно вспомнить о Парадоксе Близнецов, пример которого дает представление о качественных изменениях в восстановленной системе.

     Почему бы не рассматривать наш мир, как великое множество инерциальных систем, разделение и объединение которых требует ускорения и обратного ускорения? И эти процессы происходят с приложением того, что мы называем «энергией» с одной стороны. С другой стороны (опять пример Парадокса Близнецов), мы видим пространственно-временные изменения и изменения в качестве материи.

     Повторимся еще раз: что надо применить для разъединения-объединения системы? Ускорение. А что такое ускорение? Это – скачок Времени. Что же такое скачок Времени? Это то, что  несет в себе качественные изменения. Сдвиг в качестве Материи. И это – то же самое, если мы скажем «физическим» языком о затрате «энергии».

     Попытаемся посмотреть «геометрически», так, как может Наблюдатель, сидящий в нас.

     Пусть мы блаженствуем, бездельничаем, не производим никаких действий в  своей инерциальной системе. Но вдруг что-то включилось, и мы заметили движение. Движение в пределах нашей инерциальной системы. Это означает что? То что какая-то внутренняя часть нашей родной системы отвалилась от другой внутренней части  и произошло относительное их движение в пределах общей большой системы. Мы это движение зафиксировали включением внимания, сознательным или бессознательным выбором «неподвижной точки отсчета». Это происходит как будто бы вовсе помимо разума, но мы все-таки разумные и имеем возможность задуматься о том, что происходит процесс образования инерциальных систем «мы + другие объекты» или «мы + разные точки» и относительное движение этих точек с назначением какой-либо из них «неподвижной». Появляется картинка разбегания «лучиков» от точки «мы» к другим точкам. Но не только это. Возникает также мысль о разделении инерциальных систем по неким уровням.

     Представим: наша планета – единая инерциальная система. Два поезда, идущие независимо один от другого – две равноправные инерциальные системы в пределах одной. В поездах сидят пассажиры. Движение эритроцитов по сосудам каждого пассажира поезда – следующий уровень инерциальных систем. Биохимический процессы  с передвижением молекул (в нашем случае, например, молекул кислорода в пределах эритроцитов) – следующий уровень. Пока оба поезда идут равномерно и прямолинейно относительно друг друга, все их внутренние уровни так же представляют собой как бы «единые слои». Если вмешивается ускорение, то и «слои» реагируют.

      Мы, как Наблюдатели, можем преодолевать разные уровни инерциальных систем, удивляясь каким-то изменениям физических законов, не связывая их с постоянным пространственно-временным расщеплением из-за переходов от одних инерциальных систем к другим через промежуток «неинерциальности».

     Сознание на уровне бессознательного, если можно так выразиться, осуществляет выбор, вероятно, в пределах одного уровня. Например, кошка или собака прекрасно ориентируются на своем жизненном месте, нисколько не любопытствуя, что там происходит в их клетках, или почему разбегаются галактики.

     Наблюдатель, наделенный неким свойством, называемым разумом, лезет за пределы своих «инерциальных слоев». Но не всегда готов понять изменившиеся физические реалии, т.к. «многослойность» практически не учитывается. Представим: Наблюдатель назначает точку отсчета, она затем разваливается на две, разделяется ускорением, на следующем уровне – то же самое, еще и еще много раз. «Большая» инерциальная система ускорением разделяется на части, пока не распадется на «элементарные» системы, где равномерно удаляющаяся точка достигает предельной скорости. Наблюдатель же может перескочить многие уровни, но это ведет к потере контроля за другими «ответвлениями», ведь образовалось множество «ветвей», которые не учитываются, а внимание вычленяет только одну «веточку» из многих нисходящих. То есть, Наблюдатель делает один выбор из миллионов образовавшихся возможностей.

     Можно представить картинку множественного разделения самого Наблюдателя. Как, например, в случае разделения близнецов ускорением, в одной части развалившейся системы оставить одного, а в другую посадить не одного, а множество, и каждый раз оставлять по одному при каждом разделе системы, а остальных ускорять и ускорять, пока не останется единственный с максимальной скоростью. Можно представить, что каждый из этих Близнецов имеет свойство Наблюдателя и вправе считать себя неподвижной системой.

     Удобнее все-таки для наших представлений держать одного Наблюдателя на одном месте.

     Итак, повторимся.

     Роль Наблюдателя – выбор неподвижной точки отсчета.

     Включением внимания (сознания, воли) он назначает относительно себя какую-то систему «неподвижной».

     При многократном разделении системы каждый раз осуществляется назначение неподвижной (неускоряющейся) части.

     Таких назначений может быть множество.

     Давайте согласимся со своей способностью выбора и представим, что, перескочив многие уровни, не учитывая их, выбрали точку отсчета, двигающуюся со скоростью света. Это – конечный пункт разделения, т.к. скорость света – предельная скорость. Мы попали в область, где относительное движение запрещено. Можно представить себе только рост поля или области предельных скоростей, где  оси координат как бы «растягиваются», а вся совокупность точек неподвижна относительно друг друга.

     Понятно, что если относительное движение двух точек в этой системе координат невозможно, назначение какой-то из них «неподвижной» обессмысливается. 

     Возникает немного отвлеченная мысль о том, что само существование «Права выбора» как будто представляет собой объективную сторону процесса. Но когда мы осуществляем это  «Право выбора», то включаем в систему себя и точка отсчета возникает в нас самих. И это уже выглядит как субъективная сторона процесса. С субъективностью и объективностью трудно разобраться. Но можно согласиться, что, допустим, область предельных скоростей существует сама по себе, без нашего внимания, и представляет собой некую единую субстанцию. А наше внимание может в этой субстанции выбрать точку. И наше осуществление выбора как бы разделяет Пространство и Время (или лучше сказать: отделяет одно от другого).

     Вот мы включили свое внимание и из области предельных скоростей выбираем точку относительно нас. Неподвижной точкой назначаем себя.

     И что же надо сделать, чтобы впустить другое движение, вернее, другую скорость? Речь, конечно, может идти только об уменьшении скорости относительно позиции «мы».

     Если с нашей «неподвижной» точки зрения какая-то система ускорением делилась на множество систем, и в конце концов разбилась на бесконечное количество «элементарных» систем, в которых скорость приобрела предельные значения, то взять один элемент «мы + точка с предельной скоростью» будет недостаточным условием для осуществления обратного процесса – воссоздания развалившейся системы. Надо извлечь еще множество подобных элементарных систем и каким-то образом складывать их в обратном порядке.

     Как можно представить процессы, идущие с уменьшением скорости? И как представить взаимодействие Пространства и Времени? Рассмотрим простой вариант в виде плоской оси координат, обычного «школьного» графика.

     Можно взять горизонтально одну пространственную ось, а вертикально – временную. Отложив в такой системе скорость света, мы отделяем область нашего мира от области «запрещенного» для нас мира. Запрет наложен границей предела возможных для нашего материального мира скоростей.

     Если запрещенный сектор отбросить и взять временную ось и линию скорости «с»,то в границах этого поля получим множество «скоростных характеристик», соответствующих нашему материальному миру.

     Назовем это поле – «полем материальности» или «полем скоростей». Этому полю присуще все разнообразие доступных нашему материальному миру скоростей. С увеличением Времени растет и это поле. Запрещенный сектор тоже растет. Что-то такое он из себя представляет, нам непонятное. Какую-то другую материальность.

     Все скорости нашего мира могут быть представлены на таком графике в виде «веера» лучей, исходящих из начала координат.

     Наблюдатель должен находиться в начале координат.

     В такой системе координат Наблюдатель и объекты им наблюдаемые могут быть представлены только точками.

     Инерциальная система для Наблюдателя, сидящего в начале координат, может быть составлена с любой точкой, находящейся в поле скоростей.

     Когда наблюдаемый объект разделяется, прилагается ускорение, что ведет к исчезновению отображения объекта в данной системе координат (точка) и появлению отображений частей объекта в других подобных системах координат.

     В нашей системе координат отображаемый объект ( точка) до своего разделения имеет соответствующую область (точку) на оси «с».

     Все объекты, которые в данный момент времени в этой системе координат могут составить с Наблюдателем инерциальную систему имеют ту же точку отображения на оси «с». Если объект наблюдения разделяется ускорением, части уже не могут быть отображены в данной однопространственно-временной плоскости, а «уходят» в другие аналогичные плоскости. Линия «с» также поворачивается, расстояние до точки соответствия на линии «с» для каждого «нового» объекта сокращается.  

     Отрезок от Наблюдателя до точки отображения на оси «с» наблюдаемого объекта как будто бы должен собой представлять отображение пространственно-временных изменений («энергетических»), которые должны были бы произойти при «многоэтапном» объединении Наблюдателя и объекта наблюдения. Но Наблюдатель не может не иметь своей точки соответствия на линии «с». Приходится согласиться, что начало координат – некая условность. Ведь Время течет из окрестности точки начала координат. Так же, как и Пространство. Откуда-то оттуда, из недр бесконечно уменьшающейся масштабности, выходит и предельная скорость. Тогда будет правильнее сказать, что отрезок не от Наблюдателя, а от точки отображения положения Наблюдателя на оси «с» до точки отображения на оси «с» наблюдаемого объекта – отображение пространственно-временных изменений, которые должны были произойти при объединении Наблюдателя и объекта наблюдения.

     Опять же, логично предположить, что масштабность не «застывает», как показывает обычный график, а продолжает увеличиваться.

   ЧИТАТЬ ВТОРУЮ ЧАСТЬ СТАТЬИ

Статья предоставлена автором
и размещена на сайте NAUKI-ONLINE.ru 26 сентября 2012 года

     
  

NAUKI-ONLINE.RU - Все науки на одном сайте
© Юрий Новиков (Skype: Egowelt). 2010-2017

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет
сайт создан и работает на системе создания и управления сайтом CMS EDGESTILE SiteEdit
Сайт создан и работает на системе EDGESTILE SiteEdit